Я думал – спрыгну в любой момент.

Я родился в полноценной обеспеченной семье, был окружен заботой многочисленных родственников и мало в чем нуждался. Учился я небрежно, отдавая предпочтение спорту и улице. В какой-то момент мне стало скучно. У меня было все, не было никаких проблем, отказа не было ни в чем, но чего-то мне не хватало. Я рос эгоистом. И мне кажется, в этом причина моей зависимости. Наркотики, которые появились позже, стали лишь ее следствием.

Впервые я попробовал в 16 лет курительные наркотики, не скажу, что мне слишком понравилось. А затем на летних каникулах открыл для себя сильнодействующие таблетки – никаких рецептов для того, чтобы его приобрести, не требовалось. Прямо в центре Донецка в аптеке на площади Ленина был рассадник наркоты в начале 2000х. Не думаю, что кто-то был не в курсе этого.

А через 1,5 года случился мой первый укол. Я не помню второго и всех последующих уколов, но ту первую инъекцию помню хорошо. Что я почувствовал? Я понял, вот то , что я искал.

Однажды, еще в самом начале употребления, я приехал в гости к старому наркоману. У него за плечами уже было много лет отсидки, а в квартире не было ничего – только грязный матрац в углу. Он глянул на меня, розового и свежего, приехавшего на собственной машине и только проронил:

– Вот куда ты лезешь? Скажи?

– Прекращай, расслабься. Я спрыгну тогда, когда захочу, – с усмешкой ответил я, а про себя подумал, что таким, как он, никогда не стану.

– А с какого этажа прыгать собрался? – вдруг задал он мне непонятный вопрос.

Тогда мне казалось, что я контролирую процесс. И правда, сначала я употреблял раз в неделю один кубик, затем два раза в неделю, а затем – каждые 3-4 часа. Вскоре начались ломки и наркотик мне был нужен уже не для кайфа, а, чтобы просто не сдохнуть. Я просыпался на мокрых от пота простынях, у меня выкручивало каждую клетку, и я готов был на все, только бы добыть дозу и прекратить муки. Вот у каждого болели хоть раз в жизни зубы? Так вот я был одним сплошным больным зубом. Ночи я боялся больше, чем милиции, боли усиливались невероятно. А моя суточная доза уже равнялась 50 кубикам. Когда-то я считал тех, кто колет 10 кубиков конченными и был уверен, что таким никогда не стану. Они – иное, а я всегда смогу бросить, был уверен я. Особенность всех наркоманов – потрясающая способность врать, в первую очередь, самим себе.

Однажды я забыл убрать шприц из ванной комнаты. Так родители узнали, что я наркоман. Нужно отдать им должное, они боролись за меня лет семь. Я прошел всяких целителей, экстрасенсов, колдунов, психушки, наркологии, реабилитационные центры – бесполезно. Мне вшивали за огромные деньги даже какую-то ампулу, гарантируя избавление от зависимости, а я шел на следующий день и кололся. И мечтал об одном – чтобы от меня отстали и дали спокойно употреблять. Я вынес из дома все, что мог. Однажды в квартире я обнаружил сейф, в который родители спрятали все ценное от меня. Представляете, не от воров сейф, а от родного сына, ставшего чудовищем?! Я продал за копейки подаренную родителями машину, деньги тут же спустил на вещество. Вскоре я остался один и осознал, что мне даже некому позвонить и просто спросить: «Как дела?» От меня отвернулись все. Сначала продавал свое, затем чужое… И каждый день ложился и просыпался с мыслью, что я делаю что-то не так. Моя болезнь была между ушами, как сказал мне однажды врач в наркологии и, чтобы избавиться от нее, нужно мою голову отрезать и пришить другую.

В один прекрасный день я стоял на балконе 7 этажа и думал: «Вот сейчас можно легко покончить со всеми муками, нужно просто перекинуться через перила и все». В тот момент я вспомнил вопрос того старого наркомана, до меня дошел смысл его слов.

После очередного реабилитационного центра, я узнал о сообществе АН. И начал оставаться чистым, через 4 года я подумал, что уже справился с зависимостью и снова на год ушел в употребление. Когда понял, что вернулся туда от куда пришел, я вспомнил о сообществе и начал заново. Уже 10 лет я не употребляю благодаря АН.

Признаться, я очень устаю от той ответственности, которая теперь на мне. Нужно кормить семью, воспитывать сына, помогать жене, не все получается. Ловлю себя на мысли, что мне бы тоже хотелось проказничать, как сын. А потом как вспомню, что всего этого несколько лет назад у меня не было! Я был инъекционным наркоманом уже на самом днище, я принимал тяжелые наркотики с 16 лет, у меня были проблемы с милицией, а родные так устали от меня, что рады были уже, чтобы меня забрали в тюрьму. А теперь у меня есть все – жена, ребенок, работа! Да я счастливейший человек. Но даже сейчас, когда я вижу употребляющего, то понимаю, что нас с ним разделяет только доза в один кубик. Через неделю я буду на том же днище, с которого вылез.

Всё напечатанное выше — частное мнение одного из членов, а не сообщества «Анонимные Наркоманы» в целом.

У сообщества «Анонимные Наркоманы» нет мнений по не относящимся к нему вопросам, поэтому название АН никогда не следует вовлекать в общественные дискуссии.

Если вам нужна помощь в том, чтобы попасть на группу, или какая-то дополнительная информация, можно задать свои вопросы по телефону: 071 312 92 92

Не употребляющие наркоманы помогли и мне.

На сегодня я чистый, благодаря АН, уже 4 года и 8 месяцев.

Я живу на Сахалине. Это остров на Дальнем Востоке. Мне 39 лет, а с наркотиками я познакомился в 12. Родители развелись и в нашей с мамой жизни появился отчим. Отношения с ним сразу не заладились. От постоянных ссор хотелось убежать, улететь… Идти то было некуда. Со сверстниками было неинтересно. Мне казалось, что я какой-то особенный и в душе взрослый, а они совсем дети. И если сначала моим таинственным миром были книги Жюля Верна, то потом начались эксперименты с клеем и бензином, которые стали моим секретом и отдушиной на несколько лет. Я всегда слыл хорошим мальчиком и занимался спортом. Внешне все выглядело замечательно.

Школа, потом институт и «легкие» наркотики. Потом попробовал тяжелые, а потом – все подряд, что предлагала улица в лихих 90-х годах. Романтика, драки, мелкое воровство и мошенничество, беспорядочные связи, психоделическая музыка и, конечно, наркотики.

Вскоре умер отчим, которого я считал причиной всех моих бед. Но остановить употребление я не смог.

Я лихорадочно стал искать выход как вылечиться от своей наркозависимости и нашел девушку, была любовь. Она терпеть не могла наркоманов. Из страха потерять ее я перестал торчать. Но она уехала на стажировку в Японию. По телефону мне сообщила через пару месяцев, что вряд ли у нас что-то получится. И я сорвался с горя.

С работой не ладилось. Я влез в долги, потому что тратил служебные деньги на наркоту. Поняв, что эта работа не для меня, я ушел в семейный бизнес, где терпели мои выходки. Я опять заторчал всерьёз.

Несколько раз женился, но мои браки вскоре почему-то разваливались. Рядом умирали и садились в тюрьму друзья, а мне хронически везло. Я уверовал в свою исключительность, что мне все сходит с рук, но вскоре заболел гепатитом. Накрыло депрессией, и я стал усиленно торчать. Здоровье было совсем ни к черту.

Когда я задавал себе вопрос возможно ли лечение моей наркомании, то мой ответ был отрицательным, я не знал никого кто смог бросить. Я подумал, что мне, видимо, осталось недолго. Я решил, что нужно обзавестись ребенком. Хоть какой-то след на этой земле. Родилась дочь, но это меня не остановило.

Я чуть не сгорел в собственной квартире, лежа с передозировкой в кровати. От окурка загорелось одеяло.

Потом был случай, когда я заперся в квартире и варил наркотик. В дверь ломились мои родители, жена с дочкой на руках, грозили вызвать полицию и сломать дверь. Я не в силах был прервать процесс, ведь если б я открыл, то не смог бы употребить.

Я перепробовал все известные способы лечения наркомании: несколько раз наркологические клиники, психологи, иглоукалывания, уговоры, разные диеты и спорт, эзотерические и религиозные книги, но вскоре я опять употреблял и все повторялось снова и снова.

Мне вшили в живот какую-то таблетку от наркотиков, но я бритвой вырезал ее из живота и истекая кровью поехал к барыге. Наверное, это и было моим дном, после которого я принял решение ехать в рехаб.

Там я узнал о том, что есть сообщество АН. Послушав истории ребят, которые были похожи и не очень на мою, я преисполнился надеждой. Я впервые увидел таких людей, которые не употребляют и при этом у них нет страха в глазах.

Они не были похожи на каких-то религиозных фанатиков или психованных неудачников про которых говорят «завязал, но лучше бы не завязывал». Обычные ребята, совсем разные, но это были близкие мне по духу люди потому что они познали ту же боль что и я.

День за днем, собрание за собранием я начал приходить в себя и даже бросил курить.

Удивительно, мои близкие потратили огромные деньги на мое лечение, но сработала бесплатная программа Анонимные Наркоманы. Я понял, что это работает.

Потом ко мне начали подходить ребята, которые просили меня поделиться с ними опытом. Я вдруг испытал новые, прекрасные чувства от того, что я могу быть по-настоящему полезен, что мой опыт может помочь еще кому-то остаться в живых.

Вернувшись из ребцентра на Сахалин, я увидел, что местное сообщество – это два человека, которые проводят собрания АН, сидя в коридоре наркологии. Мы нашли другое помещение и теперь собираемся там.

У меня жена и маленькая дочка. Есть работа и небольшой, но стабильный доход.

Я общаюсь с выздоравливающими зависимыми по всему миру в интернете. Я пробую искать внутри себя любовь и благодарность, за то, что я сегодня чистый. Я живу на острове, но у меня появилось чувство связи с Большой землей, в отличие от других островитян. Эта незримая ниточка надежды, которую мне дарят тысячи чистых и не очень людей по всему миру.

Мне интересно жить чистым, интересно идти путем Анонимных Наркоманов и это дорогого стоит.

Всё напечатанное выше – частное мнение одного из членов, а не сообщества “Анонимные Наркоманы” в целом.

У сообщества «Анонимные Наркоманы» нет мнений по не относящимся к нему вопросам, поэтому название АН никогда не следует вовлекать в общественные дискуссии.

Если вам нужна помощь в том, чтобы попасть на группу, или какая-то дополнительная информация, можно задать свои вопросы по телефону: 071 312 92 92