СМИ о нас

Все эти истории объединяет то, что эти люди встретились в сообществе “Анонимные Наркоманы”. И у каждого из них свой срок трезвости. Такие сообщества есть по всему миру, отпочковавшись от “Анонимных Алкоголиков” в 1953 году. Есть и в Донецке с 2002 года, правда в единственном количестве на всю Республику. Тогда, как до войны их было несколько в самом Донецке, а кроме того, в Горловке, Енакиево, Мариуполе.

Я была приглашена на одну из встреч сообщества, куда пришли несколько девушек, парней, мужчин. Встретив их на улице, я бы в жизни не подумала, что они наркоманы. Точнее, были наркоманами. Сами себя они называют “чистыми” с разным сроком. Меня же они раскусили сразу, как потом признался один из них.

– Одного взгляда хватило, чтобы понять, что вы не зависимая. Я своего брата вижу издалека. А то что пришли, хорошо. Пусть о сообществе узнают в Донецке, как можно больше людей, кому-то это спасет жизнь. Вообще журналист у нас впервые в гостях, – признает один из парней. – Молодежь сейчас гибнет до 25 лет. На тех наркотиках, которые появились сейчас, они не доживают ни до ВИЧей, ни до гепатитов. Кстати, чтоб вы знали, алкоголь тоже наркотик и достаточно опасный.

У сообщества есть несколько принципов – анонимность, бесплатность, добровольность. “Анонимным Наркоманам” Донецка уже 16 лет (в 2018 году), а встречи проходят семь раз в неделю. Прийти сюда может каждый зависимый и только на открытые собрания раз в месяц – такие как я, левые пассажиры. Никаких взносов не требуется, разве что добровольные пожертвования на аренду помещения да на чай, но, если на мели – никто и слова не скажет. Вообще атмосфера очень доброжелательная, а уникальность терапии состоит в том, что зависимым помогают не врачи, наркологи или психиатры, а такие же, только выздоравливающие от зависимости люди, которые несут “благую весть” – надежду, что выздоровление возможно. По той простой причине, что никто не может понять зависимого так, как тот, кто тоже зависел.

– Есть такая притча: сидит наркоман на дне ямы, а над ним – милиция, родители, наркологи, психиатры и все кричат-советуют наперебой, как ему выбраться из ямы. А затем вдруг к нему в яму прыгает какой-то человек и говорит: “Я тут когда-то был и знаю, как выйти отсюда. Пойдем со мной”, – рассказывают мне доходчиво о принципах сообщества.

У каждого зависимого есть спонсор, тут скорее неудачная калька с английского, ибо о деньгах речь не идет, это скорее наставник, который делится своим опытом и помогает пройти 12 шагов сообщества “Анонимных Наркоманов”. Это поэтапная программа – от признания своего бессилия и заблуждений до духовного пробуждения.

Встреча начинается с того, что собравшиеся по очереди читают устав, правила сообщества. Затем выбирается тема обсуждения и по кругу выступают участники. Приветствие начинается с имени и срока чистоты: “Я – Николай. Срок чистоты – три года, четыре месяца и пять дней”. Именно так – до дня, а то и до минуты. У некоторых в телефонах стоит специальная программа, так та до часов и минут показывает срок трезвости. Среди звучащих фраз, больше других меня потрясает одна: “И один раз – слишком много, но и тысячи – всегда будет недостаточно”.

В двери заглядывает солидный мужчина, извиняется, объясняет причину своего опоздания:

– Машина барахлила, пока управился, вижу – опаздываю на встречу. Поддал газа, а тут гаишники. Спрашивают: «Куда летим?» Говорю: «Так получилось, я опаздываю на встречу Анонимных Наркоманов». Не знаю, что они подумали, но права вернули, попросили быть осторожней и отпустили. Вот чуток задержался.

Все дружно хохочут. И я вместе с ними. У кого-то за плечами психиатрические больницы, попытки суицида, криминал, кто-то опомнился в самом начале скользкого пути, у каждого свои опыт, род зависимости и попытки расстаться с наркотиком, общее одно – это сообщество, которое помогает оставаться чистым. Здесь все равны – бизнесмен ты или нищий студент, неважно.

– Признаться, я очень устаю от той ответственности, которая теперь на мне. Нужно кормить семью, воспитывать сына, помогать жене, не все получается. Ловлю себя на мысли, что мне бы тоже хотелось проказничать, как сын, – откровенничает один из парней, который почти 10 лет остается химически чистым. – А потом как вспомню, что всего этого несколько лет назад у меня не было! Я был инъекционным наркоманом уже на самом днище, я принимал тяжелые наркотики с 15 лет, у меня были проблемы с милицией, а родные так устали от меня, что рады были уже, чтобы меня забрали в тюрьму. А теперь у меня есть все – жена, ребенок, работа! Да я счастливейший человек. Но даже сейчас, когда я вижу употребляющего, то понимаю, что нас с ним разделяет только доза в один кубик. Через неделю я буду на том же днище, с которого вылез.

В конце собрания аплодисментами приветствуются те, кто в начале пути и гости. Потом произносим: “Боже, дай мне разум принять то, что я не в силах изменить, мужество – изменить то, что могу, и мудрость – отличить одно от другого”.

Кстати, такие открытые собрания бывают каждую пятницу и на них может присутствовать любой человек – родители наркомана, врачи, журналист, педагог, да любой желающий которому интересен опыт выздоравливающих зависимых.

Всё напечатанное выше – частное мнение журналиста и отдельных членов, а не сообщества “Анонимные Наркоманы” в целом.

У сообщества «Анонимные Наркоманы» нет мнений по не относящимся к нему вопросам, поэтому название АН никогда не следует вовлекать в общественные дискуссии.